Легенда о паршивом стаде: Очищение

Сюжеты:

Участники:


"...да где же она?! Чтоб тебя... ха, проиграть гонку за жизнь по причине того, что потеряли шкатулку? Да быть того не может! Чтоб тебя, Сирин!" — в самый обычный морозный день активно молвила себе под нос рыжеволосая девушка, роясь в вещах своих и не своих в поисках того, ради чего было пролито столько крови и затрачено сил. Вскоре в её руках показалась коробочка, которую охотница бережно припрятала в сумку и умчалась как ветер... Она ещё сюда вернётся.


Малочисленная группа, состоящая преимущественно из коренных жителей Олрена, направилась на вершину близлежащей горы ради единой цели — отдать подарок, который тысячи лет назад не добрался до своего адресата. Никто из них не ведал, что произойдёт, если могущественное существо, связанное Цепями Верности, обнаружит эту шкатулку. И тем более никому не приходило в голову, что говорить, когда это произойдёт.


"Откуда... Это... У вас..?", — каждое слово, аккурат после появления великой крылатой фигуры, отдавалось эхом в головах молодых "героев". Сам голос вбивался не в уши, но в мозг - заставлял волю пошатнуться, ноги подкоситься а тело цепенеть. Но они сопротивлялись, пока молодой клирик не вышел вперёд. Его уста открылись, изрекая слово, наполненное силой Света, словно желая испепелить Иллувию... "Перестань губить себя", — руки его заполнялись заревом Света, яркое сияние его ладоней пронзало беспростветную тьму, создавая в ней светлые участки. И ему удалось. Нет, не испепелить, но исцелить.


"Эклеры были... Вкусные", — послышался голос снизошедшей фигуры эльфийки, которая ранее оборвала себе крылья, а теперь благодаря молодому клирику лишилась и цепей. Надежда родилась вновь, пока... Не случилось то, что случилось, рискуя снова уничтожить её в зародыше. Крепкая рука Рауда, ведомая его матерью, бросила копьё и настигло совершенно неожиданную цель. "Что ты наделал, Рауд!?", — голос молодой охотницы сумел перекричать сильнейший гул ветра на вершине скалы. Молодая девушка, чьё имя не принадлежит ей, оказалась серьёзно ранена копьём. Альтеритово проклятие вынудило молодого воина оступиться — и он, не желая повторять эти ошибки оборвал свою связь с Алым кристаллом, что принёс много бед на их судьбу.


Эльфийка отворила портал и повела всех за собой. "Овцы" пообещали ей возможность увидеть возлюбленного — и решили сдержать своё обещание. Однако не каждый был готов к перемещению сквозь пространство, кто-то даже распрощался с обедом по выходу, но до гробницы Первого Чародея, Арианда Цепей Верности, таки удалось добраться, однако... "Тёмные времена наступили. Крепость Надежды захвачена", — пред могилой стоял облачённый в доспехи неизвестный рыцарь. Его голос... Был пугающе твёрдым и решительным. Неизвестный враг, который угрожал тому, что собирались свершить простые жители Олрена вместе со всемогущей Иллувией и чаротворкой Паллатиной, встал на их пути и открыл своё лицо. 


"Сэр Алан?..", — вдруг послышался голос удивлённого Рауда. Неизвестный рыцарь снял со своей головы шлем и показал того, кто под ней скрывался... Алана Алхейма. В его глазах не было сожаления, а голос твердил словно не от него самого себя, будто им некто управляет. Засвистела сталь, раздались крики, боль пронзила тела тех, кто решил сойтись в схватке. Рауд и Иллувия решили сдержать Алхейма, пока Ревель и Тринит воспользовались ситуацией и оказались на рунах Лувиан и Нар - подле посмертной опочивальни Арианда. К одной из рун был прибит и Алхейм и, по воле Паллатины, Арианд был призван, но... "Этого достаточно...", — послышался голос. Из тени вышли чародеи, имена которых история бы желала навсегда забыть. 


Андверил Голдвейл, Лилит Авелия и Сель Флаэ — трое чародеев... захватили инициативу и взяли контроль над ситуацией. Молодая охотница, оступившись, свалилась наземь, а Ралей, сумевшая ранить чудовище с чёрной рукой — повторила её участь. Как и Лилит, судьба которой оказалась значительно трагичнее. Её душа оказалась похищена тем, кто называл себя Андверилом. Ситуация становилась безвыходной, заклинатели оказались слишком сильны. Всё шло по их плану, по их воле, пока Арианд не сделал своё дело. 


"Спасибо...", — последнее, что успели услышать те, кто потерял сознание и вдруг... очутились на мосту. Пред воротами деревни Олрен. Альхарт, Харрел, Рандаль и Нилин встречали своих героев, а за воротами стоял сильный гул. Радостный гул. Выкрикивали о победе в войне, о том, что всё наладилось... однако стоило зайти за ворота, как пелена наивности и безмятежности, сошла с лица каждого вместе с мороком иллюзии. Мир изменился. От увиденного в жилах застыла кровь, глаза наполнились ужасом, а в грудь вбилась сотня горящих стрел. Так ярко и так тускло в деревне Олрен не было никогда. Лежавший Бронвик подле ворот корчился от боли и казалось сперва, что это единичный случай, однако... с каждым шагом надежда на это таяла. 


"Только бы не она...", — пронеслось в мыслях Рауда, когда он узрел на пороге своего дома тело. Пересилив оцепенение, юноша тяжёлыми шагами приблизился к трупу. Перевернув тело... выдохнул с облечением - это оказалась совершенно другая девушка, впрочем, было ли место облегчению в таком аду? Ужас пожирал, бил в самое естество, именно туда, куда пробиться тяжелее всего. Голоса умирающих людей... на каждом шагу. Они молили о помощи, с надеждой смотрели на тех, кто всегда сражался за них, но сейчас лишь беспомощно шагал среди тел. Горько осознавать, что... помощи им ждать неоткуда. "Спасители" были беспомощны.


"Нет, нет, нет... Пожалуйста! Молю!", — навзрыд молвила рыжеволосая Тринит. Никому бы не пожелали даже в страшном сне увидеть, как умирают родные. Умирают медленно, мучительно, без возможности спасения. А ты вынужден лишь смотреть и плакать, не в силах ни помочь самостоятельно, ни даже позвать кого-нибудь на помощь. 


Очередным кровавым шрамом в разумах членов группы стало оно — футбольное поле за домом охотников. Там всегда царила жизнь молодого поколения Олрена и... там она оборвалась. Множество детей лежали в снегу, корчились от боли и плакали. Бледные, они умирали на глазах. А между ними лежал тот самый мяч. Есть вещи, которые никому лучше не видеть.


Конечная точка их шествия по погибающему дому — лазарет. Пастор и Эзин умирали вместе с остальными и единственное, что "Овцы" могли сделать - это... разрушить кристалл, чтобы проклятие не стало угрозой и людям за пределами деревни. Это всё, что они могли сделать. Их Дома больше нет.


"Прощай, Олрен. Ты был мне домом".


P.S. Спасибо Санти... 

Powered by Froala Editor

Автор: Oh my god... Envit Создано: Nov 10, 2023 6:34:26 AM Обновлено: Nov 10, 2023 6:16:58 PM Уникальных просмотров: 27 Тег: Без привязки

Комментарии к данному материалу отключены автором