В разработке

Виндрет, Гиблая Стрела

Виндрет

"Жизнь - это череда бессмысленных событий, ловушка страстей и погоня за сладкой ложью."

Раса:
Нежить, в прошлом Высшая эльфийка.
Пол:
Женский
Возраст:
136
Нация:
Отрекшиеся
Места:
Брилл, Тирисфальские леса.
Класс:
Тёмный следопыт
Род занятий:
Военное ремесло, изучение и практика тёмной магии, некромантии.
Верования:
Почитание и восхваление Смерти.
Знания языков:
Всеобщий, язык Талассийский.
Статус:
Жив
Активность:
Персонаж отыгрывается

Портрет

Внешность персонажа

Виндрет - это крайне высокая, крепкая женщина в два метра ростом, её громоздкость на первый взгляд шокировала среди других эльфов, но ко всему можно привыкнуть. Строгость присутствует не только в её походке, но и в её чертах лица, а тем более в манере речи. Это железная дева, привыкшая обычно опираться на холодную логику, рассудок и трезвый разум. Взгляд Виндрет примечателен тем, что просто готов вытащить из собеседника всю правду с корнем и нужную ей информацию. Глаза, светившиеся алым оттенком от какой-то внутренней злобы, пустоты и мрака лишь придавали взгляду ужасающих черт. Брови Виндрет словно застыли в вечной эмоции недовольства, грозности и презрения, ведь никто и не видел даже когда она не просто улыбается, а хотя бы не прожигает взглядом окружающих. Из-за чего на её лбу распласталась заметная, мимическая морщина. Эльфийка в глубине души, рада за то что от прошлой жизни у неё осталась развитая мускулатура, широкая грудная клетка и крепкие плечи. Из-за роста бестии, ноги отличаются своей высотой и подтянутостью, а после её ходьбы по относительно мягкой почве, остаются вмятые следы от жёсткой походки.


Powered by Froala Editor

Предыстория

Основная история персонажа

В этот мир Виндрет явилась в семью совсем неполную. Ибо при родах, её прекрасная мать, которую она никогда не узнает, умерла. А отец, обременив виной за это эльфийку, совсем перестал видеть в ней свою дочь, лишь ходячую угрозу. Даже в её внешности прослеживалась что-то отторгающее внимание отца, огромный рост, а именно на горстку выше двух метров, мускульные руки, длинные ноги, широкие плечи. Отец совсем невзлюбил свою дочь и воспитывал её без особого внимания, заботы и не позволял тем более ей чувствовать семейное тепло. Но видимо Виндрет не нуждалась в этом, в своем отрочестве дева оказалось задиристой, а если проще хулиганкой. Сэтан, её отец, даже не замечал этого, ему просто надоели постоянные жалобы других семей на неё и тот, решив за неё, направил её дикую энергию и амбиции в военное ремесло.

Долгие годы Виндрет обучалась у следопытов и в этом она максимально преуспела. Ведь любой стресс и насмешки со стороны всегда просто игнорировать, когда можно выпустить своё негодование на манекена, да так что останутся лишь помятые щепки и выбитые деревянные стержни конструкции манекена. Но больше всего Виндрет, помимо нанесения многократных режущих ударов своим кадетским одноручным мечом, обожала стрельбу их лука. Наверное это были единственные моменты в её жизни, когда безумная улыбка в своём оскале могла действительно чуть ли дотянутся до ушей. Её ручище так крепко и упруго натягивало тетиву, что свист стрелы иногда эхом раскатывался по лесу, из-за чего стрела не просто пригвождала мишень, но и достаточно глубоко вонзалась в кору дерева. Подобные успехи в обучении, а в дальнейшем службе, несомненно радовали не только её, но и горячо уважаемых и почитаемых наставников. Замечая в их улыбках чувство гордости за труды Виндрет, она черпала из этой похвалы то внимание, которого не хватило девушке при воспитании. Но к сожалению, вне строгой военной учебы, юная леди ловила осуждающее взгляды, её окликали уродом, амбалом, шкафом. Все эти прозвища, до ужаса злопамятная бестия, конечно же запомнила. Словно в её голове был некий дневник, в который она выписывала каждого, кто посмотрел на неё косым взглядом, зарисовав при этом примерную картину наказания.

С тем как взрослела Виндрет, она помимо физического совершенствования, всё глубже и глубже уходила в себя. Самокопание её личности съедало её, она отчётливо понимала что порой возможно поступала слишком жестоко и злобно по отношению к своим соратникам, эльфийка даже карила себя за это. И поняв, что ей нужно сделать первые шаги в том, чтобы достойно себя социализировать, она пошла на уступки для свои товарищей. Научилась с ними говорить, а порой в особо редкие моменты даже смеяться, скрывая свою улыбку куда-то в сторону. На какое-то время дружба смогла стать смыслом её жизни. Она видела себя в том, чтобы быть опорой для своих друзей, помогать им и поддерживать когда это так требуется. Но закончив обучение, жизнь разбросала их по разным землям высших эльфов, лишь иногда ей удавалось встречаться со своими горячо любимыми друзьями, что к сожалению печально для неё самой. 

Служив гордым Следопытом Кель'дорай, она была гарантом сохранности и защиты своего народа. Но разногласия с обществом наступили для неё вполне быстро. Основная проблема в том, что аристократия и некоторые особо важные магистры видели в Виндрет всего лишь исполнителя, или если более грубо выражаться - кусок пушечного мяса. Ей приходилось терпеть надменные, горделивые взгляды со их стороны, а порой и совсем оскорбительные слова. Словно она совсем полоумное существо, слышащее лишь приказы. Злоба, как и в юношеском возрасте, стала постепенно клубиться внутри неё, а слепая вера в короля и его величие порой просто заставляла сжимать скулы от ненависти. Самое страшное, что она не могла ничего возразить против, она не образована чтобы вести политику или быть хотя бы просто политическим деятелем.

 Но чаша терпения переполнилась и та в момент очередного сопровождения высших чинов изрекла им свою волевую речь, разгневавшись от их омерзительного поведения, подстрекающих двусмысленных слов и обидных для неё выражений:


"— Кто вы?! Жалкие и тщеславные глупцы закутанные в тканевые робы. Вы живёте принципом разделяй и властвуй, мните себя выше остальных и даже не замечаете, как тоните в собственной гордыни. Да! Гордыни! Не нужно делать изумлённых взглядов, словно вы не понимаете о чём идет речь. Пляшите под дудку короля, питаясь благами народа и ваша совесть чиста, скорее всего просто потому что её нет!"


Неловкое молчание, настороженные взгляды и свирепое дыхание крепкой эльфийки вырисовывало чёткую картину произошедшего, а всю остальную дорогу все молчали, то ли боясь что-то ответить, то ли замыслив что-то ответное против Виндрет. К счастью из-за её заслуг в службе и репутации среди Кель'дорай, Виндрет не понесла особого наказания. Её демагогия, по мнению магистров, оказалась лишь глупой выходкой и эльфийка отделалась жёстким выговором, за нелестную критику государственного устройства при её высоком статусе, ведь она возглавляла один из отрядов следопытов. Хоть и статная Виндрет наконец выпустила пар, но всё только начиналось. Аристократы явно не взлюбили после произошедшего Виндрет. Репутация за её спиной стала всё падать, а слухи так быстро расходились, что знакомые ей собратья постепенно отворачивались от неё, примечая в ней врага. 

Как ни странно, но за всей этой каменной леди, скрывалась какая-то слабая, хрупкая девушка, совсем непонимающая за что ей такая участь, за что такое непринятие? Постепенно уходя в себя, она любила просто гулять по знакомым ей тропам в лесах, ведь на них когда-то в детстве она резвилась и чувствовала себя совсем по-иному, будто бы в том далёком отрочестве не было королей, важных чинов и министров, и веяла идеальная нотка равенства. В один судьбоносный день, когда слухи стихли, а Виндрет негласно дали второй шанс на якобы искупление, она вновь стала готовить одну важную персону по имени Инатэль, к сопровождению в кортежа. Это был мужчина эльф, подлый, двуличный и до ужаса горделивый, словно остальные лишь подражали ему своим тщеславием и несмышлённостью. Инатэль оказался наслышан о роковом поступке Виндрет, от негодования смелостью и решительностью эльфийки, полилась куча язвительных шуток о глупых, по их мнению, наклонностях и взглядов девы в политике, куча слухов о том, что эльфийка подкидыш-мутант всё сильнее и сильнее раздражали её. В один момент та не сдержалась на словах мужчины о том, что она монстр, ведь убила свою собственную мать. Гнев так кипел в её сознании, что даже уши закладывало, её искажённая от ярости рожа сжигала на месте магистра взглядом. И хрустнув костяшками в руке, она устремила свой кулак прямо в челюсть эльфа, не задумываясь о том, что с ним будет потом. Тут же её схватили стражники, при чём чтобы её увезти в казематы, для этого потребовалось четыре служащих эльфа,

В тюрьме с ней обращались совсем не как со многоуважаемым следопытом, её просто избивали. Невозможно было сопротивляться, когда её сковали как какого-то преступника, словно она какая-то убийца. Изнурительные условия без еды, жестокое обращение со стороны надзирателей, хотя они просто выполняли свою работу, им сказали, они сделали. Всё это время она задавалась вопросами, как она могла пропасть бесследно в глазах её знакомых? Наставников? Неужели Инатэль так хорошо постарался, чтобы о ней позабыли? Неучто она наконец стала пустым местом, каким её считали раньше? Подобные вопросы лишь вводили Виндрет в глубокую депрессию, полное разочарование во всём.

 Загнанная как лев в клетку, она продержалась недолго, ведь на четвёртый день по всему Луносвету было объявлено военное положение, все мужчины со всей тюрьмы ринулись защищать город от напасти, благополучно позабыв о Виндрет. Лишь разрушительный грохот, ужасные крики тревожили её в камере. Эльфийка попыталась позвать на помощь, чтобы её выпустили, ведь она не может сидеть сложа руки, когда на улицах Луносвета происходит что-то ужасное. В таком подвешенном состоянии она пробыла почти день, под вечер, когда закатное солнце освещало темницу из узкой дыры, заставленной решеткой, всё закончилось, но шок не сходил с её лица до сих пор, вдруг это всё кошмарный сон? Мысли Виндрет прервались, когда рычащее полу-дохлые скелеты и зомби стали постепенно прорываться в подвалы темницы, где и находилась эльфийка. Они учуяли запах жизни, ринулись к бестии, вышагивая своими дрожащими костями. Твари не жалели свои собственные конечности и ударяли прямо по клетке, с такой звериной жаждой, что в один момент замок просто спал вместе с одной из конечностей дохляка. А Виндрет, встрепенувшись и размяв свои кулаки, явно не сдастся без боя. Сильный и гулкий удар ногой прямо по черепной коробке отделяет её от тела скелета, после чего выхватив дубину, закреплённую у него на поясе, которую он в силу отсутствия толкого разума не догадался применить, дробит резвым ударом трухлявые кости одного, а после и второго скелета. Оставшийся зомби почти успел достаточно близко подойти к Виндрет, но она не мешкающим ударом дубины отделяет его голову от тела. Слизко упав на пол, лик мертвяка уставился прямо на неё, от страха та задрожала в голени, так как среди обглоданных ушей, размякшего от разложения лица и удара эльфийки, она заметила своего сородича. Мысли тут же попытались окатить её сознание волной, но сдерживая себя она сконцентрировалась на задаче выбраться отсюда и переступив порог темницы, в её грудь прилетает тускло светящийся нечестивой зеленью шар, энергия смерти моментально отделила её душу от тела и умертвила тело эльфийки, с грохотом упав прямо на сырой каменный пол. Усыпая в вечном сне...

Перерождение.

Веки медленно размыкались, её тело изнывало от столь сильной усталости и ноющей боли, но оглянувшись Виндрет проснулась в абсолютно пустом, тёмном пространстве. Заглядываясь в эту пустоту, она учуяла будто бы что-то или кто-то смотрит из неё, и вдруг тишина прекратилась. Шёпот, а потом другой шёпот, отчетливо проскальзывали то в её левом, то в правом ухе. Голоса были такие краткие, словно  кто-то подзывал её. Перед глазами Виндрет проскользнули любимые картины её прошлого, а именно излюбленный луг, её подруга Тэва, другие ребята, что заливались мелодичным смехом,  зазывая к себе в компанию Виндрет. К сожалению, видение резко исчезло, переметнувшись к другому, где она видит свой горячо любимый народ, встречающий её иногда со службы, ей не нужно было почитание с их стороны, или вознесение. Ей действительно нравилось, когда те кого она так рьяно оберегает, могут улыбаться и не задумываться о чем-то, что только помешает им в их счастливой жизни. Голоса всё усиливались, душили эльфийку изнутри, выпытывали из неё все тайны, от агонии она лишь замерла в немом крике, ощущая самое страшное, что может быть. Когти забвения постепенно подкрадывались к её разуму и с каждым мгновением из её мира пропадало всё больше и больше оттенков, приятных эмоций, теплых воспоминаний, Виндрет стала забывать о тех мыслях, к которым приходила на своём жизненном пути, то счастье, которого было так мало в её жизни, просто исчезало. Возможно кто-то похищал её душу? Ведь на смену украденных частей её личности, волнами наплывала пустота, дикая тьма, очерняющая свет её души. Лишь на фоне, голос маленькой, хрупкой девочки молил её: "Борись! Мы должны бороться!".Но послушав другой, более влиятельный голос, Виндрет по воли неизвестного взглянула на свои руки, заметила как они по локоть измазаны в крови. Леденящий ужас заставил уже её сердце облиться кровью, а глазах застыл страх и отчаяние. Эльфийка в этом кошмаре попыталась кричать, рвать свои гланды от  крика, но всё бесполезно, она немая, беспомощная. А шепот маленькой девочки больше не звучит на фоне, лишь язвительное эхо подростков из детства, смеющихся над Виндрет, да так что гогочут они с каждой секундой всё более неестественнее, подобно каким-то чертам.

 Перед эльфийкой предстал её собственный отец, он смотрел прямо сквозь неё, словно она ничего..пустое место...Ничто. Эта мысль прозвучала эхом по пустому миру, а фантомные облики где-то позади подхватили и с кислотной желчью в голосе, стали в разнобой внушать и через крик мучать её:"Ничтожная! Ничто! Пустая!Ах-ха!". Вместо крови в её жилах стала течь ярость, ненависть и мгла презрения, они вытесняли из её тела кровь, по тому глаза всё наливались тем, что течёт в её венах. И аккуратной струей из её глаз стала вытекать кровь, стекающая прямо по щекам куда-то к подбородку. Каждая капля спадающая с её лица пронзительным и ужасным звоном сдавливала её уши. Что-то звериное, утробное и злобное комом в горле застряло у неё, из последних сил Виндрет попыталась сдержать это, но как же это оказалось тщетно. Наконец куда-более ужасный крик, чем шепот неизвестных, раскатился из её разинутого рта по всей пустоте, срывая немую плёнку с её рта. Внутренний зверь поглотил её память, чувства любви, чувство, что она жива, оставляя лишь что-то обглоданное от её души.

Наконец сон закончился, Виндрет пробудилась и очутилась в реальном мире. Перед ней шёл конвой армии Плети, живых мертвецов, огромных поганищ и скрипучих транспортных механизмов. С инстинктивным страхом, она окоченела от ужаса ведь в её пустом разуме родился первый вопрос: Кто я? После него, пылкие алым глаза эльфийки, опустились на её руки и тело. Смуглая, серая кожа, выступающее вены по которым текла какая-то инородная жидкость. Холодные, темные доспехи с устрашающими черепами и символикой, неизвестных ей сил. Мана словно иссохла из её тела, а заместо неё внутри неё клубилось порочное колдовство. Черная, запретная магия подпитывала её тушу, наполняло лёгкие прямо до отвратительного дискомфорта в горле. Под действием дичайшего страха она резво побежала в сторону леса, с такой неестественной силой, что казалось бы в пару летящих рывков запрыгнула в лесной мрак сквозь кусты. 

Вздрагивая в судорожном страхе, она остановилась на какой-то опушке леса, чувствуя что в моменте пересекла целые километры. Вдруг позади неё раздался голос маленький эльфийки, грозно возражая той: "Кто ты?!". Она резво обернулась, но от призрака остался лишь ветер, колышащий траву. Стресс постепенно расшатывал её психику и нахлынули эмоции, такие яростные, скверные и кипящее, что от ужаса она стала выть, как страшный и отбившийся от стаи зверь. Сила губительного крика сворачивало во что-то черное вокруг неё траву и колоски пшеницы, сама тьма выла из нутра её глотки, лишь нагоняя больший ужас на неживую деву.

Встреча с Сильваной.

Рыская в поисках смыслов жизни, она брела прямиком до Лордерона. Замечая вокруг себя лишь скорбные, разрушенные войной дома. На протяжении этого долго времени в её голове не звучало никаких мыслей, абсолютно ничего. Лишь чувство, что из неё что-то вырвали и безвозвратно отняли, оставив её в таком состоянии.

Наконец она нашла город, к которому стягивалась нежить, прямо как она, освободившаяся от власти темных сил. Виндрет переглядывала каждого пустым взглядом, а они в ответ пялились также тупо на неё, будто каждый из них замер в каких-то вопросах, на которые не существует ответ. Как раз таки в городке под названием - Брилл, она встретила Сильвану, в ней она почувствовала что-то родное, но не объяснимое, лишь неопределённое чувство. В Тёмной Госпоже, Виндрет заприметила сильного и волевого лидера, которого не видела при жизни в своём короле, та даже смогла ей дать новые смыслы и цели в жизни. 

Перед толпой потерянной нежити, Виндрет возжелала почувствовать себя той, кто будет бороться за них, искать вместе с ними новое место в этом посмертном существовании. Теперь уже уверенная Виндрет, Гиблая Стрела поможет Сильване вести это новое общество и бороться за волю Отрекшихся, у которых некогда лишили её. Лишь иногда мертвая эльфийка станет озираться на своё неизвестное прошлое и задаваться вопросами, на которые скорее всего никогда не найдет ответы...

Powered by Froala Editor

Дополнительно

Особенности и снаряжение персонажа

Виндрет полагается на своего единственного друга, её собственный лук. Он сделан в руках умелых кузнецов Плети, помимо своего антуража и готических деталей посвященных полностью величию армии Плети, лук имеет характерные вычерченные символы и сигилы запретного колдовства. Как раз таки эти руны, помогают Виндрет натягивать особо скверные, губительные стрелы. Порой ей даже не нужен был её колчан, ведь можно собрать всю ненависть и ярость в кулак, натянуть тетиву да так чтобы трещала и выпустить сгусток тьмы, пронзительно летящий и устраняющий нужную цель.

 После смерти Виндрет уже не отзывалась аркана высших эльфов, место магического нутра девицы заполняла утробная тьма и порывистые, негативные эмоции, которые лишь больше сгущали тьму и злобу внутри неё. Именно это она охотно использовала, когда вела бой. В каждый её удар или выстрел из лука, закладывалась омерзительная, едкая тьма разрушающая постепенно не только её саму, но и её врагов. Эльфийка имеет крепкую волю и дух, по тому обучившись у некромантов, она имеет представление о некромантии, и достаточно хорошо справляется с поднятием низшей нежити.

В тайне от всех, Виндрет очень хвалит кузнецов Плети, которые создали для неё личный комплект доспехов, ведь они выплавлялись из сплавов темной стали, украшенных для устрашения противников черепами и острыми шипами. Но кожаные элементы представляли собой бывшее обмундирование следопытов Кель'дорай, омрачённых в чёрные тона Плети и даже её символику.

Изредка в её стальном лице проскальзывает нотка чего-то безумного, словно иногда утробные, дикие эмоции берут вверх над её опустошенным от души рассудком. Тяга к страданиям других, издевательствах, маниакальное влечение к тому, чтобы заставить других изнывать от боли или просто превратить в безмозглых ходячих трупов сводит практически её с ума, при этом оправдывая подобное совершенно безумными и отпугивающими мыслями. Но Виндрет сдерживает подобное в себе, заталкивая это куда-то внутрь себя, оставляя чистый, холодный, рациональный рассудок.

Но главной среди всех её особенностью, являются её полководческие умения, холодное и суровое мышление стратега, настоящего военного командира, что ведёт армию и несёт ответственность за свои действия не только перед ними, но и перед собой. Знания о способах ведения битвы на боле боя, охотно пригождались ей что при жизни, и что после неё.


Powered by Froala Editor

Гильдии персонажа:


Автор: Auroraaa Создано: May 3, 2021 5:24:54 AM Обновлено: May 3, 2021 5:24:54 AM Уникальных просмотров: 115 Тег: Лордерон

ВОЙДИТЕ НА САЙТ, чтобы оставлять комментарии.